Керамика. Лена, дядя Миша и Маргоша

Дядя Миша:

Керамическая мастерская началась под роялем. В старом «Ковчеге» был танцзал с роялем. Под ним стояло ведро с глиной– оттуда все и пошло. Сначала лепили возле рояля. Потом из стиральной машины сделали гончарный круг – и вышли из-под рояля. Эволюция! Так что керамика родилась из музыки. Или музыка из керамики. Трудно сказать, что было сначала, что изчего произошло. Загадка эволюции.

Маргоша:

Что происходит в керамике? Жизнь проистекает. Дети, взрослые лепят из глины. Чай заваривают и пьют. Приходят. Уходят. Творчеством занимаются. Так сидят.

Лена:

До «Ковчега» я работала во Дворце пионеров. А потом знакомая рассказала мне о необычной школе, где есть керамическая мастерская, и я решила попробовать устроиться работать в нее. Пришла к Александре Михайловне, она на меня посмотрела и только спросила: «В какой день вы будете работать?» – вот так и началась моя жизнь здесь. Во вновь образовавшейся мастерской мы делали все своими руками. Столы, скамьи, полки, диван… Купили гончарный круг, и дело пошло. На официальном языке это называется дополнительное образование. Мы не только детей учим, у нас и мастер-классы проходят, например, по лепке свистулек.Студенты на практику приходят.Конечно, мы участвуем во всех школьных фестивалях. Задача у нашей мастерской была такая. Дети должны были не только учиться чему-то конкретному, они должны иметь возможность приходить в любое время и работать вместе с мастером. Сотрудничать с ним. Можно делать и что-то «по программе», но можно и лепить, что душе угодно. Программа у нас очень интересная. В основе идея – познакомить ребят с керамикой разных стран: посудой, украшениями, музыкальными инструментами. Это главное направление занятий: мы учим детей мастерить традиционные изделия. Но занятия керамикой, помимо прочего, – это замечательная терапия. Не все дети могут делать сложные вещи, но все могут выразить с помощью глины свои чувства, переживания. У нас, например, был ученик, который долгое время лепил одно и то же – страшного Кинг-Конга – и резал его потом. Меня это поначалу очень раздражало. Но дядя Миша меня воспитывал, говорил, что ребенку нужно прожить те чувства, которые заставляют его это делать и освободиться от них, освободиться от агрессии. И действительно, со временем у мальчика прошло это желание мастерить монстра и уничтожать его. Он освободился от этих «зверских» переживаний. Дядя Миша был душой нашей мастерской. Он с детства увлекался керамикой. Еще в пионерлагере пытался соорудить гончарный круг. Окончил Институт стали и сплавов, но керамику не бросил: вел детскую студию, потом пришел в «Ковчег». Он замечательный керамист, у него свой почерк, свой стиль, он делает наредкость изящные вещи. Может, кстати, делать и крупные формы на гончарном круге, что редко кому удается. Благодаря Мише у нас в мастерской всегда была радостная, легкая атмосфера. После школьного дня за чаем устраивались спонтанные педсоветы, и это очень помогало: мы решали, как себя вести в сложных ситуациях, которых, как всегда в школе, бывало немало.

Из сборника «Ковчег. 20 лет» издательство РООИ «Ковчег» 2009 год.